Книга для ценителей языка и тонкого юмора

Честно говоря, дорогие товарищи, я давненько так не с1000407602меялась: чтобы смех шёл от души, да из самого живота!

Если вы любите прекрасный русский язык, цените филигранную игру словами, если вы зачитывались Льюисом Кэрролом, любите почитать для себя, для души — то очень рекомендую.

Узнала я о книге благодаря Валентине Габышевой (за что поклон до земли), соглашусь полностью с тем, что это — литературный оргазм, помимо лингвистического хулиганства.

В самом начале автор обещает: «…обещаю не давать вам покоя, отдыха и умиротворения, я обещаю обманывать вас на каждом шагу, я обещаю так заморочить вам голову, что самые обыденные вещи станут загадочными и в конце концов непонятными, я обещаю завести вас во все тупики, которые встретятся по дороге, и, наконец, я обещаю вам крушение всех надежд и иллюзий, а также полное попирание Жизненного Опыта и Здравого Смысла». Каково?

Примерно так и происходит: во время чтения голова начинает кружиться, смыслы кружат и скачут, любимые пословицы и поговорки звучат по-новому, и от этого в голове с грохотом рушатся границы. Рот самостоятельно расплывается в улыбке, и прекрасное настроение долго ещё преследует, вместе с воспоминаниями о героях книги и необычайных их приключениях. Автор мастерски придумывает новые миры и погружает туда с головой и сразу.

Пара-тройка отрывков для затравки:

«…Вы ничего ничего не знаете, а стремитесь к тому, чтобы знать все. Я встречалось с такими — всегда хотелось надавать им каких нибудь детских книжек… или по морде. Мокрой сетью. Книжек у меня при себе нет, а вот… Хотите по морде? Правда, сеть уже высохла — так что вряд ли будет убедительно».

«…Все это — и дикое несоответствие частей, и странный лексический контраст, не говоря уже о голосе, невероятным образом совмещавшем в себе разные регистры, — настолько ошарашило Петропавла, что тот не только не извинился, но и не поздоровался.
— Смежная Королева, — очаровательно противно улыбнулась хозяйка и, опять не дождавшись ответа, предложила: — Входите, пожалуйста, или гребите отсюда тогда уж!
Петропавел не смог выбрать ничего из предложенного и остался сидеть на земле.
— Вы лишились рассудка или просто прилично долбанулись? А может, вы датый? — осведомилась Смежная Королева».

«…Петропавел принял сидячее положение и ошарашенно смотрел на Воще Бессмертного. Под водой тот сделался тихим, лег в раковину и загрустил оттуда».

«Ну нет меня — так нет: не велика тетеря для общества!»

— Шпрот в Сапогах, — раскланялась рыбка, и Петропавел, приветливо улыбнувшись, представился тоже. Потом, чтобы его сразу не заговорили, спросил:
— До Слономоськи далеко мне еще?
— Если пешком, то порядочно.
— А как можно по другому? — с надеждой спросил Петропавел.
— Да по всякому можно. Можно, например, камнем по затылку.

«Уже на окраине города, улучив момент, пока Бон Жуан смывал с плаща плоды в маленькой луже, где лежал Б. Г. Мот, Слономоська кое как втолковал Тридевятой Цаце, что от нее требуется. Она, кажется, поняла это, выразив понимание весьма причудливым образом: конским храпом с перемежающейся хромотой».

Точность — въедливость королей, и точность скучна.

Полезные ссылки: