Tag:

Призвание

Сегодня, 7 мая, я проснулась в деревне у папы. Мы приехали сюда вчера, было дождливо, но солнце проглядывало, а зелёная трава радовалась и бурно росла. А сегодня утром я выглянула на улицу и ахнула – на зелёной траве лежал снег. Ровным слоем. Траву было не видно, снег покрыл крыши домов, украсил деревья. Май. Яркое солнце и снег. Удивительно.

10.05.2017

Я долго мучилась вопросом: почему я не знаю, кем я хочу быть? Везёт же некоторым: с детства знают точно, что хотят стать врачами или космонавтами. Потом я подросла и узнала, что это, скорее, родители хотели. Но я смотрела на тех, кто отдаёт себя , к примеру, танцам и становится в них всё сильнее и профессиональнее. А я?

Курсы радио- и телеведущих, работа на радио Максимум, проведение и организация мероприятий (от свадеб до фестивалей на Пермской Ярмарке), курсы графического дизайна, изучение html, покупка франшизы танцевальной школы, проведение ночных игр Дозор, открытие кафе, коучинг, тренерство. Книги, книги, книги. Кто я? Кем хочу быть? До сих пор не знаю. Счастливым человеком!

Кстати, наш трехлетний сын на подобные вопросы отвечает так:

– Никита, кем ты станешь, когда вырастешь?
– Никитой!
– А чем заниматься будешь?
– Всем, чем захочу.

«Если бы вы интересовались философией, логикой, физикой, врачеванием, астрономией, прорицаниями, зоологией, театром и поэзией, а заодно жили бы в Древней Греции, никто не называл бы вас дилетантом. Вас называли бы Аристотелем».

А я ругала себя за это, ругала. Профориентационные тесты показывали, что я могу выбирать любую дорогу. Спасибо, это я и без вас знала. Поэтому я просила у родителей gap-year – год отсрочки от получения высшего образования – я не знала, на кого я хочу учиться. Поэтому же я училась на трех специальностях в четырёх разных ВУЗах. Везде отличница-медалистка – и ни одного диплома. Только значительно позже – сертификат профессионального коуча.

Сейчас я довольна жизнью. В ней много перемен. Весь мой опыт, все мои неудачи и находки привели меня туда, где я есть, и я этому счастлива. Впереди ещё много крутых поворотов и виражей, я знаю.

Я читаю Барбару Шер и чуть не плачу. Я нашла своё племя. Со мной всё хорошо! Слышите, со мной всё хорошо!

Больно смотреть, как люди изводят себя за то, что не могут придерживаться единственного пути в жизни, и считают смертельным недостатком свои лучшие качества: любознательность, увлечённость новым, готовность исследовать непознанные миры, исключительную способность к изучению неизведанного, энтузиазм в обретении нового опыта – всё, что делает их по-настоящему живыми. Кто сказал, что сканеру надо менять образ мысли и образ жизни?

Да-да, это про меня. Я хватаюсь то за одно, то за другое. Прямо сейчас меня разрывает от желания сделать тысячу привлекательнейших дел: написать обзор книги или запустить новый сервис на сайте, срочно заняться танцами трайбл (ага, ночью!), послушать вебинар про писательство или стадии и кризисы отношений…

Сканер хочет всё не из-за избалованности или жадности, а по той же причине, по какой ваши мышцы хотят упражнений. Сканеры любят разнообразие, потому что их мозг обрабатывает информацию быстро, и они готовы к новому быстрее, чем остальные люди. Сканеры часто одарены во многих областях, и они созданы, чтобы эти способности реализовывать.

И даже моя страсть к перемене мест, обстоятельств, занятий и уклада жизни – это тоже не недостаток. То-то у нас все дети рождаются в разных городах и странах :) Я чувствую мир добрым домом. Весь мир. И мне не страшно быть глупой и задавать вопросы тем, кто умнее меня.

Большинство сканеров не держатся за стабильность, которая так нужна другим людям. Похоже, у них сохранилось врождённое чувство безопасности, свойственное маленьким детям, та же любовь ко всему новому, то же стремление исследовать и понять всё, что попадается на глаза. Для многих перемены – это то, что нарушает ход жизни, нечто угрожающее. Сканер же переменами наслаждается. Его, в отличие от большинства людей, не пугает возможность в очередной раз стать новичком.

И ни одна, ни одна программа о нахождении призвания мне не помогла. Программы эти вызывают у меня тревогу и даже отторжение иногда. Потому что сканеру невозможно найти одно дело на всю жизнь. У сканера каждый день – новое дело на всю жизнь. Скорее, нам нужно найти то, что находится на стыке всех наших интересов. Это помогает сделать Валя Габышева в своих играх и квестах. Ну и Барбара Шер в своей книге «Отказываюсь выбирать» (Книга на Озоне | в Лабиринте). Нужно определить длительность своего интереса и понять, какую же награду мы получаем, начиная все свои захватывающие проекты.

«Советую вспомнить пчел всем, кто жалуется, что не в состоянии сконцентрироваться, быстро утрачивает интерес к занятию, не может найти своего призвания и решить, что делать в жизни. Пчела перелетает с цветка на цветок, но кто в здравом рассудке станет обвинять эту труженицу в том, что она не умеет концентрироваться или слишком легко теряет интерес. Никто не упрекнет пчелу, что она не может решить, какой цветок выбрать, или что она неспособна на подлинное и постоянное увлечение. Само собой разумеется: если пчела покинула цветок, у нее была на то веская причина. Неважно, две секунды она просидела на цветке или двадцать, мы понимаем: столько ей нужно, чтобы получить то, зачем она здесь. Назовем это «наградой», а время, которое ей потребовалось, — «длительностью интереса». Более того, если бы пчела осталась на цветке после того, как добыла весь нектар, мы решили бы, что она уклоняется от своих обязанностей.

Увлечена ли пчела своим делом, предана ли своей задаче? Еще как. Но это страсть к сбору нектара, а не любовь к одному какому-то цветку. Мы никогда не поймем работу пчел, не уяснив этого момента.

Увы, наша культура не настраивает подобным образом относиться к сканерам. Если человек профессионально не занимается всю жизнь одним делом, мы считаем, что у него большие проблемы. Мы настаиваем на преданности единственной работе — желательно на всю жизнь или, по крайней мере, пока дело не будет «сделано». Но если мы не представляем, почему сканера заинтересовало именно это занятие — какой нектар он ищет, — откуда нам знать, какова будет его «длительность интереса», а следовательно, как мы узнаем, когда он закончит?»

И как только я подумала о том, что призвание не всегда можно найти и обнаружить, как я наткнулась на это видео (больше TED-видео на русском).

Спасибо, мир. Ты поддерживаешь меня в моих открытиях.

Дальше – а что же с этим всем делать?

Полезные ссылки:

15.10.2015

Найти своё дело, любить его и отдаваться без остатка – это вот так:

14.06.2015

29bb8a0862632a64f2e1201980a170fbХудожником он стал просто потому, что после школы надо было куда-то поступать. Он знал, что работа должна приносить удовольствие, а ему нравилось рисовать – так и был сделан выбор: он поступил в художественное училище.

К этому времени он уже знал, что изображение предметов называется натюрморт, природы – пейзаж, людей – портрет, и еще много чего знал из области избранной профессии. Теперь ему предстояло узнать еще больше. «Для того, чтобы импровизировать, сначала надо научиться играть по нотам, — объявил на вводной лекции импозантный преподаватель, известный художник. – Так что приготовьтесь, будем начинать с азов».

Он начал учиться «играть по нотам». Куб, шар, ваза… Свет, тень, полутень… Постановка руки, перспектива, композиция… Он узнал очень много нового – как натянуть холст и самому сварить грунт, как искусственно состарить полотно и как добиваться тончайших цветовых переходов… Преподаватели его хвалили, а однажды он даже услышал от своего наставника: «Ты художник от бога!». «А разве другие – не от бога?», — подумал он, хотя, чего скрывать, было приятно.

Но вот веселые студенческие годы остались позади, и теперь у него в кармане был диплом о художественном образовании, он много знал и еще больше умел, он набрался знаний и опыта, и пора было начинать отдавать. Но… Что-то у него пошло не так.

Нет, не то чтобы ему не творилось. И не то чтобы профессия разонравилась. Возможно, он просто повзрослел и увидел то, чего раньше не замечал. А открылось ему вот что: кругом кипела жизнь, в которой искусство давно стало товаром, и преуспевал вовсе не обязательно тот, кому было что сказать миру – скорее тот, кто умел грамотно подавать и продавать свое творчество, оказаться в нужное время, в нужном месте, с нужными людьми. Он, к сожалению, так этому и не научился. Он видел, как его товарищи мечутся, ищут себя и свое место под солнцем, а некоторые в этих метаниях «ломаются», топят невостребованность и неудовлетворенность в алкоголе, теряют ориентиры, деградируют… Он знал: часто творцы опережали свою эпоху, и их картины получали признание и хорошую цену только после смерти, но это знание мало утешало.

Он устроился на работу, где хорошо платили, целыми днями разрабатывал дизайн всевозможных буклетов, визиток, проспектов, и даже получал от этого определенное удовлетворение, а вот рисовал все меньше и неохотнее. Вдохновение приходило все реже и реже. Работа, дом, телевизор, рутина… Его все чаще посещала мысль: «Разве в этом мое призвание? Мечтал ли я о том, чтобы прожить свою жизнь вот так, «пунктиром», словно это карандашный набросок? Когда же я начну писать свою собственную картину жизни? А если даже и начну – смогу ли? А как же «художник от бога»?». Он понимал, что теряет квалификацию, что превращается в зомби, который изо дня в день выполняет набор определенных действий, и это его напрягало.

25.08.2014