Внимательность и сочувствие к себе

Внимательность к себе и к своей семье – искренняя, стопроцентная, когда внимание не делится на собеседника и, скажем, проверку новых сообщений на телефоне. Большая редкость в наше время. Страдают от этого и собеседники (ну кому приятно, когда тебя, вроде, и слушают, а при этом играют на ipad?), и мы сами – потому что подумать о себе некогда, и наши дети.
 
Хорошую прочитала статью на эту тему. Начинаем с себя:
 
Внимательность и сочувствие к себе.
 
Когда вы замечаете, что вам сейчас тяжело, что вы в напряжении, осознайте это и признайте происходящее. Не притворяйтесь, что все под контролем. Скажите: «Мне сейчас трудно». А затем спросите себя: «В чем я нуждаюсь прямо сейчас?».
 
Признавая происходящее и задавая такой вопрос, мы открываемся своей внутренней мудрости и начинаем больше доверять самим себе. Возможно, окажется, что вам бы хотелось обладать большим терпением или не испытывать столь сильное эмоциональное напряжение.
 
Попробуйте положить руку на сердце в знак заботы и принятия себя. И пожелайте себе: «Пусть мне станет легко. Пусть у меня будет больше терпения и меньше эмоционального напряжения». (Вы можете пожелать себе всего, чего захотите — ясности, покоя, легкости, радости, любви и т.д.).
 
423148_original

То, что делать не принято

В мире целей, достижений, эффективности особенно важно помнить вот об этом.
Как-то очень в ключе сегодняшнего дня, проведённой сессии и моих размышлений. Ничто не случайно, да?
Написала Марьяна, как всегда, тонко, нежно, глубоко

Мне хочется написать о мягкосердечии. Об умении быть снисходительным к ошибкам, о прощении и бережности.
По отношению к себе.
Когда-то давным-давно на свадьбе моей близкой подруги я подняла тост за молодоженов с пожеланием-напутствием — Жалейте друг друга!

Я знаю, слово «жалость» в нашем обществе обычно вызывает неприязнь, ведь мы все нацелены на то, что «хорошие мальчики, и девочки, которые тоже, вырастая, становятся как мальчики, — не плачут», потому что взрослые — сильные, а те, что ушибаются, (описалась, но весьма кстати). Хотела написать — те, что Ошибаются — они неудачники, придурки, к ним в обществе возникает такое же отвращение как в стае зверей к раненному животному.
Но дело-то как раз в том, что мы не животные, не хищники, не выживаем. Мы люди, с душой и сердцем, и можем просто жить.
И если угодно, я могу заменить слово «жалость» на сочувствие и сострадание, просто последние два — обычно направлены на другого человека — «со» — вместе — чувствовать. А я хочу донести о подбоном чувстве, но к себе самому. Что мы чувствуем, когда сочувствуем? Понимание, приятие, что так бывает, как будто разрешение другому — бояться, завидовать, быть слабым. Мы в этот момент не упрекаем, не оцениваем, не гнобим, а что-то материнское в нас, в сердце — иголочкой такой звонкой , острой, стучит — понимаю. понимаю. Но когда то же самое или подобное случается уже с нами, мы к себе немилосердны, не жалеем и не проявляем мягкости. Чаще всего — мы себе строгие судьи, выстукивающие, вдалбливающее в нашу плачущую душу, что «так правильно, а так нельзя, нужно поступать так-то, и только так правильно чувствовать в этой ситуации, а если иначе — то я такая и сякая».
Можно и чуток с другого края подойти, если конкретно вам это откликнется. Мамы стараются любить своих детей и принимать любыми. Если и вам это близко, то вы поймете. Если ваш ребенок ударит другого, причинит боль, — отвергните ли вы его? или постараетесь понять, увидеть ту боль, что толкнула его на это? Если вы понимаете, о чем я сейчас, то попробуйте перекинуть мостик от такого отношения к своему ребенку — к своему внутреннему ребенку, к вашей душе, к себе.
Когда человек не любит себя, он себя расчленяет, делит. Вот здесь я хороший и люблю себя,  доволен собой, и горжусь, а вот с этим — надо обязательно бороться с собой. И вот это состояние — борьбы — вы же понимаете, что речь идет — о войне? о ненависти. о желании убить? О само-убийстве. В себе, в душе ничего не убивается, а только трансформируется. Процесс изменения начинает происходить из точки признания, что это есть, существует, и приятия этого факта. Да, сейчас я такой, мне это не нравится. Я буду узнавать, почему во мне это так, но пока — я разрешаю себе это чувствовать, потому что если я чувствую это, значит на то есть свои причинно-следственные связи. Душа — как тело, в ней все взаимосвязано, взаимообусловленно, и имеет свои функции. Можно, конечно, вырезать больную печень, но выживет ли тогда весь организм? Все, что существует в нас, — это система самоподдержки, то, как позвоночник держит тело, как ноги нас носят, как шея носит голову. Также любое чувственное проявление нас, нашей души — взаимосвязано со всей системой в целом и является, даже если и болезненным, но наиболее оптимальным для выживания для того, чтобы быть, жить. И в этом себе можно верить, доверять.
Поэтому не боритесь со своей больной «рукой», это глупо. Не отрезайте ее, — вы потеряете вместе с болезнью и жизненно-важную функцию, если руку вылечить. Не игнорируете — это не приводит к изменению, к движению.
А пожалейте ее. Признайте, что больна. Этим доставляет неудобство, да. но вот так есть. И постарайтесь вылечить.
К тому же, часто больные «органы души». берут на себя что-то, за весь организм в целом. Это важно, благодарите, хоть и не видите всей картины.
Выходя из образа души как организма, хочу подытожить.
Будьте мягкими серцем к себе. Когда видите в себе что-то неприятное — пожалейте, смотря глубже, чем просто на проявление. Ведь корень любого зла — это боль.
Разрешите почувствовать себе эту боль. Дайте пролиться слезам. И высушите их нежно.

И да, это важно. оценивать себя — это прекрасно. Это позволяет оставаться трезвым в системе координат, понимать, где ты находишься относительно своих ценностей в реальности. Это прекрасно до тех пор, пока оценка не начинает влиять на отношение к себе. Я злюсь — это признание факта и называние вещей своими именами. Я могу быть злым — тоже некое знание о себе. Но я злой, поэтому я чудовище, недостойное жизни — это уже про нелюбовь к себе. То есть дело не в оценке как таковой, а в тех выводах, коорые мы в связ с ней делаем о себе.
Опять же также как с ребенком. мы можем отсекать, что здесь он поступил нехорошо, но это не значит, что он перестал быть для нас хорошим человеком. То же самое можно отнести и к самим себе.
А бываем мы всякими. каждый из нас. Любым.
важно что мы с этим делаем.